Православная Гагаузия

православное интернет-издание в Гагаузии

Calendar

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Архипастырь. Епископ Анатолий

269 просмотров

На вопросы отвечает епископ Кагульский и Комратский Анатолий (Молдова)

– Владыка, Вы являетесь старейшим по возрасту архиереем Молдавской Православной Церкви. Недавно, когда Вы отмечали юбилей, я заметил, что к Вам приехала паства, состоящая из прихожан разных национальностей: это и молдаване, и болгары, и гагаузы. Можно сделать вывод, что епархия у Вас многонациональная. Поделитесь секретом: как Вы находите общий язык с такими разными людьми?

– Правда в том, что нас всех объединяет православная вера. Это первое. Во-вторых, мне кажется, что я стараюсь с каждым прихожанином разговаривать на человеческом языке. Кагульская и Комратская епархия – явление уникальное, потому что на юге мы имеем автономное территориальное объединение – Гагаузию, в которой проживает 170 тысяч гагаузов. Есть у нас и болгарские села, болгар у нас примерно 60 тысяч, также есть украинские и молдавские поселения, есть те, кто называет себя румынами, они живут в румынских селах. Несмотря на то что здесь так много национальностей, живем мы дружно, с верой в Бога. Гагаузы – потомки тюркских народов, но очень верующие люди, такие же, как молдаване или болгары. Собрание в храмах мы созываем всегда дважды: в Комрате для русскоговорящих – это и болгары, и гагаузы, и украинцы; в Кагуле для говорящих по-молдавски – наших батюшек и прихожан. Таким образом, я имею дни приема и в Комрате, и в Кагуле. В основном все в порядке, слава Богу.

– На праздничном богослужении я заметил башкана (название высшего должностного лица в Гагаузии. – Ред.) Ирину Федоровну Влах, новоизбранного руководителя автономного территориального округа. Известно, что она поддерживает Церковь в ее начинаниях и кажется человеком очень верующим.

– Ирину Федоровну я знаю давно. Она была депутатом парламента, баллотировалась на другие должности от компартии. Компартия сейчас не такая, какой была когда-то. Ирина Федоровна всегда приезжала и делала подарки, если какой-то праздник в приходе. И что важно, никогда не просила: «Пожалуйста, проголосуйте за меня… Агитируйте людей…» Как хороший человек – пришла, подарила, помолилась и ушла. Когда ее вижу в храме, у меня душа радуется, потому что я знаю ее настроение по поводу Церкви. При встрече она мне сказала: «Владыка, Вы знаете отношение власти к религии. Пока я буду башканом, за православие не переживайте. Власть сделает все возможное, чтобы никаких законов, которые шли бы против Церкви, или того, что бы вредило православию, не будет».

– Побывав в Комрате и в гагаузских селах, я заметил, что гагаузы очень верующие люди, по-особому преданные православию. Так ли это?

– Это очень хорошо чувствуется. Мне кажется, потому, что они очень дорожат православием. На каком бы собрании мы ни были, они твердят одно и то же: «Мы выжили благодаря нашему языку, православной вере и тому, что стараемся быть едиными. Если мы так дальше будем продолжать, то с Божьей помощью добьемся того, что у нас будет достойная человеческая жизнь». У них большие трудности с финансированием. Их 170 тысяч, но многие работают в России, Турции. Они сами говорят, что раньше, когда умирал пожилой человек, многие претендовали на его дом. Сейчас же человек умирает, а дом никому не нужен. Даст Бог, со временем все уладится.

– Гагаузские села отличаются многодетностью. Можно сказать, что это тоже показатель религиозности, набожности. У гагаузов сохранилось традиционное понимание, что многодетная семья – это благословение Божие.

– Да, есть такое!

– Заметно теплое отношение гагаузов к русским, к России, которое сохранилось еще со старых времен, когда они, тюркоязычный и православный народ, попросили два века назад у российского императора защиты от Османской империи. Пересекли Дунай, получили защиту и земли для заселения – Буджакскую степь. Сейчас это юг Молдовы и приграничная территория Украины. Близкие отношения с Россией обусловлены и духовными, и культурными, и экономическими связями.

– Верно: и духовными, и экономическими. Когда были выборы башкана, баллотировались представители разных партий. Есть у нас такое (как и в России, наверное): стараются приманить, чтобы голосовали за того или другого. И гагаузы аккуратно принимали все, что им привозили: одна партия, другая, третья… А голосовали за Ирину Федоровну – она была избрана в первом же туре. Она имеет большую поддержку в России, а люди, не вдаваясь в политику, говорили, что их дети там работают, значит – они будут голосовать за тех, кто с Россией.

– Общаясь с Вашим окружением, я заметил, что Вас действительно уважают, для прихожан Вы пастырь добрый, а для священнослужителей – заботливый отец. Откуда у Вас такой опыт общения с паствой и клириками? Это пример для подражания, потому что когда слышишь отзывы от многих людей, а не от одного человека, это о чем-то говорит.

– Я был приходским священником 24 года. Я прекрасно знаю приходскую жизнь, какие вопросы при этом появляются, каким надо быть, от чего отказаться. Если бывают трудности, я никогда не рублю с плеча. Будучи священником, я встречал со стороны правящего архиерея такое отношение, когда тебя не слушают или сразу принимают решение, не рассмотрев вопрос до конца. Я когда-то себе сказал: «Если бы я был архиереем, я бы никогда так не поступал». Я никогда не мечтал стать архиереем, потому что я женился, имел семью. Но потерял сначала матушку, потом сын разбился на машине. Я думал, что сердце мое не выдержит. Слава Богу, прошло уже 20 лет с того времени. В этом году я совершил панихиду на могиле матушки.

Я всегда возвращался к тем словам, которые произнес святейший патриарх Алексий: «Тебе знакомы разные жизненные ситуации. Благо будет твоей пастве, если ты будешь с состраданием относиться к ней. Но особенность нашего архиерейского служения в том, что надо нерадивых наказывать, хоть иногда душа болит. Если хирург будет жалеть и не проведет маленькую операцию, человек может потерять жизнь.

Иногда приходится принимать какие-то меры. Но в основном священник – мой собрат, мой сослужитель. Мы стараемся докопаться до истины, довести происходящее до сердца человека или священника, они очень ценят это.

– В мае этого года мы праздновали значимое событие – 70 лет Великой Победы. В следующем году 22 июня – день начала войны – тоже будет юбилейным. Здесь, в Молдове, я заметил, что ни старшее, ни молодое поколение Победу не забывают. Кажется, что здесь меньше спекуляций на тему войны по сравнению, например, с Украиной.

– Есть и у нас спекуляции. Я помню, пожилые люди рассказывали, как они встречали День Победы в госпитале. Говорили со слезами на глазах. Кто без ноги, кто без руки, кто ползет, но все вышли, радуются, кричат, потому что Победа. Спекуляций сейчас много. Многие говорят: «Вот ветераны-афганцы… Ну и что? Воевали в другой стране с чужой же страной! Воевали, и Бог с ними!» Это же неправда. Они выполняли приказ, и мы должны понимать это. Приказали идти – значит надо было. Можно спекулировать сколько угодно, но люди отдавали жизни за это. Некоторые говорят: «Лучше бы нас оккупировала Германия!» Опять глупость! Без воли Божией ничего не совершается, но не дай Господь, если бы немцы победили в той войне. Был бы ужас. Другие народы говорят: «Спасибо за то, что русские воины из Страны Советов помогли и избавили от фашизма!» Конечно, не так, как в Украине, но спекуляции есть.

– Люди носят георгиевские ленты, не отказались от этого символа Победы?

– Нет, и в Гагаузии, и в Кишиневе носят, прикрепляют к машинам, не отказываются от этих лент.

– В наше время на национальной почве часто возникают конфликты. Из-за различной культуры, менталитета людей не возникает напряженность в вашем регионе?

– Нет, люди очень хорошо и дружно живут. У нас есть село, где одна половина жителей болгары, другая – гагаузы. Если где-то, может, и соперничают, но живут дружно, никакой дискриминации. Обычно молдаване учат гагаузский язык – и наоборот. Тут проблем нет никаких. Не бывает у нас такого: ты гагауз, ты болгарин, ты молдаванин… Среди молдаван разное бывает. И поссорятся, и подерутся. Но чтобы на национальной почве -такого нет. Где бы ни встречались, все говорят: «Дай Бог, чтобы у нас в Молдавии был мир, а не творилось то, что происходит в Украине сейчас». Это же нас тоже касается, мы переживаем, думаем: «Это искушение какое-то. Кто мог поссорить два братских народа?» Кто-то старается, кто-то работает. Многие годы трудились над тем, чтобы поссорить, посеять вражду… На их стороне дьявол, а он силен, и им это удалось. Даст Бог, никогда не будет вражды между молдаванами и русскими.

Источник: tv-soyuz.ru